главная биография друзья видео музей ➚ события храм фестиваль ➚ фонд гостиная
Михаил Малютин. Интервью после выборов
биография Михаила Сергеевича Евдокимова
• Administrator   
23.04.2004 г.
Михаил Малютин 23 мая 2004 года в 430 кабинете Администрации Алтайского края16 апреля в Барнауле прошло очередное заседание дискуссионного клуба экспертного сообщества региона. На нем обсуждались вопросы — чего жители края могут ждать от новой власти? Для того, чтобы получить ответ «из первых уст» в заседании были приглашены принять участие несколько аналитиков из числа команды нового алтайского губернатора. Хотя за последние несколько дней ситуация внутри администрации значительно изменилась, предлагаем вниманию читателей ознакомиться с выступлением МИХАИЛА МАЛЮТИНА.

справка:


Михаил Валентинович МАЛЮТИН. Окончил философский факультет МГУ, кандидат философских наук. Специализация — прикладная политология и регионалистика. Руководитель аналитических программ Экспертного Института при РСПП (с 1993 г.), доцент кафедры партийного строительства Московской высшей партийной школы (1989–1990 гг.), советник-политолог фракции Верховного Совета «Смена — новая политика» (1990–1991 гг.), координатор Ассоциации политических экспертов и консультантов (АсПЭК), руководитель группы политтехнологов «Группа Малютина», член экспертного клуба Первого канала (ОРТ), автор семи книг.

…Когда выяснилось, что денег на политологию в стране нет и единственный способ этим заниматься — практика, я начал вот с этого момента заниматься выборами и любым способом заниматься реализацией политических проектов. Реализацией с одной стороны неких социальных конструктивных программ, а с другой стороны — неких познавательных высоких материй.

Выиграл я за свою жизнь около полутора десятка избирательных кампаний. Впервые на территории, сопредельной Вам, оказался в 1998 году, когда избирали в Республике Алтай Михаила Лапшина против Андрея Вавилова, поддерживаемого действовавшим тогда главой РА Семеном Зубакиным. Вот до евдокимовской кампании был у меня такой интересный опыт… Когда с одной стороны на выборах в республике были десятки миллионов долларов, индустриальные ресурсы и все прочее. А с другой стороны — очень хороший кандидат и его команда, которая совершала ежедневные подвиги, при этом даже не понимая, что она их совершает. А раз в пять дней совершая некоторого рода чудеса. Да и в целом тогда вся победа Лапшина была в некотором роде чудом, достигнутым способом в достаточной степени экстремальным.


В Алтайском крае я впервые оказался 20 марта 2004 г. — когда мой коллега, Александр Поминов, ныне вице-губернатор и представитель края в Москве, который в свое время занимался кампанией Лапшина, пригласил меня посмотреть, что можно сделать применительно ко второму туру губернаторских выборов. Придя в штаб и посмотрев на Михаила Сергеевича, я, откровенно говоря, схватился за голову. Я абсолютно четко сказал, что о результатах первого тура можно забыть. Либо будет проведена другая и отличная от первой кампания, которая приведет к соответствующему результату, либо при всей отвратительности и мерзости существующей власти в крае, она будет здесь и дальше.


Одновременно с нашей точки зрения произошло чудо: для помощи нашему оппоненту в край приехали «люди с инициативами», честно говоря, без этих идиотов с инициативами нам было бы намного труднее и тяжелее.


Нам изначально было ясно, что во втором туре произойдет ассиметричное сокращение избирателей. Потому что избиратель Евдокимова — это мужик, преимущественно молодой городской мужик, а избиратель Сурикова — это бабушка, по преимуществу из сельской местности. Это было ясно без проведения всяких социологических исследований, как впрочем и то, как по-разному в нормальных условиях эти категории граждан приходит на выборы — и мы очень боялись за результат второго тура. Без вот этих идиотов, без вот этого «Останови вторжение!», без этой ситуации «Пелевин отдыхает», когда в Барнаул суриковцы прислали три самолета — мы могли бы и не победить.

Мы не раз сталкивались с такими людишками, мы победили еще раз их, и, будем называть вещи своими именами — да, мы кое-что недооценили — мы недооценили недофинансированность своей кампании. И на вопрос — кто за ними стоит, люди из штаба Евдокимова абсолютно честно отвечали — лично Михаил Сергеевич, а также родственники и знакомые. Т.е. все средства давалось в последний момент под честное слово, в микроскопических масштабах, и вся кампания имела такой характер. На финансовом поле они нас фактически лупили изо всех своих калибров. Они не понимали, почему мы им не противодействуем, а не противодействовали мы по простой элементарной причине — мы догнать не могли их по уровню расходов. В начале второго тура мы оказались без листовок. А потом, когда нашли средства и проплатили их, мы не смогли их доставить. Прямо скажем, они поставили нашу кампанию на нож, когда они захватили две машины с этой наглядкой, но все-таки из пяти машин три прошли.

Как сегодня выразился один из моих знакомых, какая бы была ситуация сегодня в крае, если бы за Евдокимовым действительно кто-то стоял? Давно бы было уже сформировано правительство, давным бы давно все подверглось бы строгому регламенту. В условиях, когда было чистой воды неформальное объединение вокруг одного неформального лидера, напоминающее времена рубежа 80-90-х, то, что сейчас творится в администрации, можно описать как неформальное движение. Со всеми его сильными и слабыми сторонами и с одним очень существенным фактором — на сегодняшний день еще существует полное фатальное 100-процентное отторжение между Михаилом Сергеевичем и старой командой администрации. Временами мы сами себе напоминаем еврейских интеллегентов и вооруженных матросов образца 1917 года, которые вломились в роли комиссаров в Госбанк или куда-то там еще, по наглым агрессивным манером с наглой физиономией. Разумеется, так или иначе, это будет преодолено и уже начало преодолеваться, поэтому буквально несколько слов о тех экспертных заключениях и оценках, которые были сделаны вашим клубом.

Удивительный редкий случай произошел с первым и вторым номером газеты Константина Емешина — прочитав его, я готов подписаться на 85-90% кроме того, что никакие зерновые олигархи за Евдокимовым не стоят, потому что у нас в стране есть много чего, но вот зерновые олигархи не выросли еще в настоящий момент в необходимых количествах. Хотя не буду скрывать, что аграрный ресурс и прежде всего аграрно-перерабатывающий ресурс на территории края является в настоящее время единственно серьезным. Более того — вот то, чем я, откровенно говоря, был потрясен, приехав в край. Благодаря двум — трем нормальным урожаем подряд, на территории европейской части России и даже большей части Сибири, сельское хозяйство, в каком бы виде оно ни было, выглядит сейчас достаточно прилично. А вот здесь по-прежнему работают за палочку (300–600 рублей в месяц) в целом ряде хозяйств, а большой урожай является еще более страшным бедствием, чем его отсутствие — это не укладывается в голове. И что это не какой-то гнусный советско-тоталитарный режим, а самая что ни на есть новейшая рыночная демократическая действительность — это, к сожалению, грустный факт. С этим так или иначе придется разбираться и — будем называть вещи своими именами — не только и не столько усилиями команды Евдокимова. От того, каким будет ближайший урожай, зависит выход края из нынешнего депрессивного состояния. То есть, если удастся подготовить все так, что большой урожай не будет стихийным бедствием, в отличии от предыдущего периода жизни, то, значит, надо было избирать Михаила Сергеевича, значит, грубо говоря, краевое население не ошиблось, «евдокинув» Сурикова.

Михаил Малютин 23 мая 2004 года в 430 кабинете Администрации Алтайского края

И когда сейчас встал вопрос об определении какой-то программы и каких-то целей на ближайшие 150 дней, вопрос фактически встал об урожае. И сейчас, при подборе кадров и по части аграрного вице-губернатора, и по части промышленного, мы по мере сил и возможностей стараемся опираться на здешнюю организованную общественность.

С одной стороны, на Союз промышленников, с другой стороны, на разного рода существующие аграрные ресурсы. На практике это, конечно, сложнее. Если промышленники у вас более или менее организованные, то, у аграриев, понятное дело, сколько есть более или менее решительных мужиков, столько есть претендентов. Каждый из которых считает любого другого вором, мошенником и человеком, который обязательно завалит всю ситуацию. Очень редкий случай, когда мы практически абсолютно согласны со всеми рекомендациями экспертного клуба, которые здесь были сформулированы. Я не могу пока говорить категорически, поскольку визу Михаил Сергеевич не поставил, но на уровне совещания трех вице-губернаторов сегодня были приняты примерно следующие решения — мы пока жестко связаны действующим законодательством. Но предполагается где-то в середине июня выйти с новой структурой администрации, которая будет предполагать существование правительства во всех его полномочиях. То есть в настоящий момент речь идет о назначении исполняющих обязанности из числа замов всех вице-губернаторов по направлениям, которые до настоящего момента еще существуют. Значит, при каждом из вот этих замов появляется комиссар — говоря по-старому, который обладает статусом советника.

Остается старый аппарат, ставится какой-то новый и все эти вопросы окончательно решаются по согласованию с КСНД в тот самый момент, когда новая структура будет утверждена.

Момент следующий — будем называть вещи своими именами, нынешная структура администрации чудовищна. То есть как человек, который вел кампании в целом ряде регионов, я никогда в жизни не видел такой ситуации, чтобы информационно-аналитического центра в администрации просто не было. Чтобы был неизвестно кто, как я его назвал, «лицо социологической начиональности», который первому вице-губернатору писал диссертацию. И судя по всему, в этом функции «информационно-аналитического центра» тогда и заключались. Более чудовищного пресс-центра, откровенно говоря, я тоже в жизни не видел. Но зато есть комитет по печати! Такой совковый, что совковее, как говорится, не найдешь. И пусть не очень разбойничающий в Барнауле, поскольку здесь есть хоть какие-то СМИ и рыночные отношения, но зато сугубо полицейском образом, насколько я понимаю, строющий все районки со всеми вытекающими отсюда последствиями. Здесь совершенно очевидно, что структуры надо менять.

Тем более, что среди господ вице-губернаторов Сурикова нашлись отдельные замечательные люди, сказавшие: «А мы в отставку уходить не будем». Вот простенько так, со вкусом и незамысловато! То есть нашлось три хороших человека, ну или не хороших, но, по крайней мере, честных, которые, проиграв вместе со своим шефом — спокойненько ушли и закрыли дверь с той стороны. Еще два человека стойко и сурово буквально спят под дверьми Михаила Сергеевича, водят его за лапку, когда он идет в буфет, говоря, что им срочно необходимо с ним переговорить, что они все осознали, перестроились, всей душой готовы и ко всему сразу. Что касается тех угроз, которые здесь существуют… О зерновой: мы ситуацию проанализировали, к ней надо относиться довольно просто. В СМИ кто-то начал пиар-кампанию для повышения цены на хлеб. Зерна для граждан, чтобы они имели свою булку хлеба в магазине до нового урожая, абсолютно достаточно. Здесь нечего поднимать панику, в ближайший промежуток времени все разночтения на этот счет мы снимем, но по макаронам, по муке, по другим более твердым хлебо-булочным изделиям действительно существует недогруз мощностей и через месяц-полтора они благополучно могут встать. Вот эти вещи надо в достаточной степени четко различать. Есть тактика, есть стратегия.

Тактика — это отсутствие перебоев с хлебом в магазинах, что должно быть обеспечено железно, стратегия — не станет ли золотым этот хлебушек, закупленый на так называемых биржах для того, чтобы некоторые виды мощностей, в некоторый промежуток времени не простаивали. Вот, в настоящий момент переговоры ведутся — уже нажаты кнопки у Гордеева и у Грефа. Они сами будут заинтересованы в создании подобного рода решений.

Тактика бывшего правительства была — все на продажу, его фантазии, прямо говоря, что в 2003 году у нас якобы в стране был высокий урожай — имели вполне определенные коммерческие цели. То есть в этом смысле жаловаться туда — все равно, что вампиру жаловаться на то, что возникли проблемы с кровеносной системой у его жертвы — это вещь, конечно, возможная, но с моей точки зрения, это просто бред. Что касается целого ряда других вопросов, которые здесь сформулированы — по преодолению стены между общественностью и администрацией, то разного рода шаги, безусловно, будут предприниматься, как только немножко завершится вот эта организационная и кадровая суета. Более того, скажу прямо: в кругу того актива, который избирал Михаила Сергеевича, активно бродит идея о создании какого-то общественно-политического движения в поддержку его программы. Активистам сказали: «Создавайте инициативную группу — и вперед и с песней, если вы не претендуете на какие-то привилегии». На что люди ответили, что они без всяких привилегий и особого внимания за три месяца вытащили эту кампанию. Им хочется реального контроля за бюрократией, общественных приемных, которые помогали бы населению, разного рода каналов обратной связи, которая существовала и которая безусловно необходима.

И закончу свое выступление одним неприятно звучащим для жителей края анекдотом, но анекдотом тем не менее достаточно реалистическим. Прилетел как-то еще в Советский Союз Форд самый младший. У него в конце концов застенчиво поинтересовались, показав на «Чайку», что он думает по поводу достижения отечественного автомобильной промышленности. Политкорректный Форд ответил: «Я почувствовал себя на 15 лет помолодевшим». Если брать общую политическую культуру края, то как показал опыт вполне реальной избирательной кампании, это чистой воды 89–90 гг. Безусловно, есть другие кадры, которые не спали, в отличии от власти, и в этот промежуток времени.

Совершенно очевидно, что есть в крае островки другой, более современной политческой и интеллектуальной элиты. Если брать основную массу населения, мы видим тут патерналистскую культуру деревни, и протестную субкультуру городской интеллигенции, которой нужен вот этот понятный популистский вождь, «свой в доску мужик», который пообещал навести порядок, ограничить бюрократию. Общеизвестный не только нашей стране, но и миру. Пример — Борис Николаевич Ельцин. По счастью, Михаил Сергеевич намного менее честолюбив и властолюбив, это несомненный плюс. С другой стороны не обладает управленческим опытом Бориса Николевича. Минус это или не минус — это мы поймем в зависимости от того, какую он создаст команду, как он ее сумеет построить. В рамках же аналического центра фактически мы будем работать в ближайшее время втроем — третий наш коллега занимается как раз административной реформой и экономическим консалтингом, в самом широком смысле этого слова. Приведу пример: есть тут месторождение полиметаллических руд, с моей точки зрения, там нет такого месторождения, которое интересовало более или менее серьезного человека. Есть проблемы между двумя инвесторами, каждый из которых имеет 40% акций и есть 5% краевой администрации. В настоящий момент инвесторы разругались полностью и окончательно, в предыдущие годы они бы явно заказали киллеров, по нынешним временам у нас гражданское общество пополам с жизнью «по понятиям» и они пошли на арбитражные суды. Но поскольку мы живем не вполне по понятиям гражданского общества и вот они пришли за справедливостью к губернатору. Какова наша позиция? Условно говоря, мы готовы поддержать Сидорова, и готовы поддержать Иванова в зависимости от того, что применительно к условиям края предложит Сидоров и предложит Иванов.

Сама по себе ситуация переходного периода в крае планируется ориентировочно на полтора месяца: она хороша в том отношении, чтобы дальше в варианте развития событий позволить преодолеть стенку отчуждения, которая неизбежным образом существовала между Михаилом Сергеевичем и огромным большинством управленческих кадров. Промышленники уже сейчас готовы работать, вчера прислали своего официального представителя, кандидата в вице-губернаторы со своей некоторого рода программой, а аграрии, в настоящий момент, бодаются. Вы сами знаете как классически проходят колхозные собрания со взаимным шантажом и взаимными угрозами. Самым больным местом сейчас является городская дума, которая запущена, безусловно, очень сильно. Если брать мое общее эмоциональное впечатление о ситуации в Барнауле: не в том дело, что здесь люди так плохо живут, а в том, что они очень скучно живут. Как ни странно, та избирательная кампания, которая была, в некоторых отношениях была для части населения эрзацем какого-то значимого эмоционального события, к которому как-то можно было отнестись, можно было так или иначе принять свое пассивное или активное участие в рамках того, как эти люди понимали действительность и как они думали.

Мой коллега Владимир Владимирович Акимов — как раз специалист по партиям, по движениям, будет так или иначе по необходимости заниматься проблемами, связанными с проблемами КСНД. Одна из тяжелейших для нас проблем — продолжение информационной блокады и информационной войны со стороны абсолютного большинства СМИ. Эта тема, которую я в настоящий момент трогать не буду, в силу того, что я не разбираюсь в ней до самого конца. Но совершенно очевидно, что ГТРК ведет себя как враг, который по-прежнему нагло ведет информационную войну и тиражирует в силу своих возможностей гадости по всем каналам. Вроде того, как один из вице-губернаторов в ходе подготовки инаугурации сам устроил залитие асфальта под дождем, покраску трибун в соответствующий цвет, и девочку под зонтом и с граблями: а потом находящийся под его контролем медиа-холдинг (я думаю, что все понимают, что это спланировано) протиражировал этот сюжет по всем СМИ в том числе и центральным.

Отношения между «Алтайской правдой» и администрацией можно определить как никакие — в здании администрации вообще не всегда продается «Алтайская правда». Бывают такие шоковые вещи, которые сразу для меня говорят обо всем. Так шоком для меня было, когда я впервые пришел в представительство Алтайского края в Москве, и выяснил, что такой зверь как пресс-секретарь, там просто не водится. Есть три человека подозрительных на то, что они умеют принимать факс, но никого из них не оказалось в наличии.

ВОПРОСЫ:

— Каким образом в кампании Евдокимова возник Харитонов и была разыграна левая карта?

— В результате этого хода была пробита первая и огромная брешь в стене отчуждения. Как в анекдоте — надо расслабиться и получить удовольствие, но получать большое удовольствие не получается. У Владимира Владимировича Акимова нет прямого отношения к нейтрализации Сафронова, и другие играли главную роль в ситуации с Харитоновым. Тогда сложилось некое соотношение сил, когда Евдокимова на другое ломали в Кремле, он прямо сказал — никакое сотрудничество с ЕР для него невозможно, до покаяния их. Пока эти господа не объяснят, какие они были нехорошие, в силу каких причин они так глубоко ошибались. Евдокимов в Кремле напрямую задал вопрос на счет Назачука, ему сказали, что никакого восторга от него они не испытывают, но — «тебе с ним жить и тебе с ним работать».

По поводу инаугурации. Один из вице-губернаторов на букву «Ч» сообщил, что будут представители из Москвы, дали телеграммы: Путину, Лужкову, Медведеву и т. д. При ближайшем рассмотрении выяснилось, что этот господин находится то ли на Кипре, то ли в Турции. Получив для проведения инаугурации в свои руки Назарчука, мы спасли это мероприятие.

— Как выстраивались во время кампании отношения с РАО ЕЭС и местными энергетиками?

— Очень тягостная проблема. Местное отделение РАО ЕЭС не оказало поддержки даже ни на сколечко. У него были некоторые дочерние структуры, которые действительно давали транпорт, давали помещение и т. д. Это ни к Шабалину, ни к его замам не имело отношения никакого. Активность Зубкова меня, откровенно говоря, пугает: когда человек обещает снижать тарифы на 5% в квартал, он на полном серьезе дал слово в этом Михаилу Сергеевичу, а тот признал его несомненным экономическим гением. Я понимаю, что у каждого человека есть гмм…деталь биографии, но когда идет такой большой пушистый хвост… Когда промышленники и аграрии, а также коммунальщики слышат фамилию Зубков, из соображения политкорректности в зал этих товарищей приводить не надо. А амбиции тут безусловно есть. Энергетика для меня — эта та вещь, которую как «Бангладеш» из анекдота — в ближайшее время лучше не расчесывать и не растрепывать. Когда все тарифы на электроэнергию будут установлены, никакой элобный Чубайс с оскаленными зубами на ближайшие перспективы нам не будет страшен. А вот Зубков меня пугает, потому что снижение цен — сначала оборачивается дефицитом, а потом повышением этих цен.

— Каковы перспективы назначения в администрации людей с криминальными моментами в биографии?

— Из трех назначенных в данный момент вице-губернаторов двое считают, что никакого Зубкова не должно быть, а один просто не имеет никакого мнения по этому поводу.

В остальном, есть законодательные ограничения. Конкурсная основа возможна по отношению к достаточно узкому кругу. Она 100% будет реализована в июне этого года при окончательном заполнении соответствующих постов новой структуры администрации и тогда все партии, включая ЛДПР, смогут выразить свое мнение к другим кандидатам по этому вопросу.

— Исходя из чего было сделано предложение остаться в администрации Александру Куфаеву?

— Куфаева официально 5 апреля уволил Суриков, больше никаких не было. Мое личное впечатление (оно основано на разговоре с местными аграриями). Ни одного председателя колхоза или совхоза, который сказал бы, что Куфаев такой хороший специалист, мне увидеть не удалось. Возможно мне не повезло или они так стараются подольститься к новой команде, но этого я, откровенно говоря, не слышал. Действительно, здесь было активное желание Михаила Сергеевича взять некоторых кандидатов, но вот пока в настоящий момент ни одни переговоры не дали успеха и не по вине вновь назначенных замов. Мы мало знаем местные управленческие кадры, это чистая правда. Другое дело, плюсом или минусом является отсутствие управленческого опыта?

Приехав в Барнаул, я увидел худший советский крайком. Худший, потому что нормальный советский крайком с не совсем маразматичным первым секретарем — он ведь работал, у него были исполнительные механизмы, при помощи которых он реализовывал директивы. Все, что я до сих пор видел — это дурь с придурью. Это люди, которые производят какие-то свои бумажки в своих кабинетах и единственное, чем занимаются — распределяют трансферты. Плюс еще то, что на Западе называется «совмещением интересов», когда в одном лице мы видим человека, который: а) сам себя контролирует, б) сам имеет какую-то хозяйственную структуру, которая осуществляет деятельность и в) сам подбирает кадры — не утверждаю, что ваш регион в этом плане единственный, но здесь эта линия доведена до логического конца. И здесь мы ограничиваемся тем, что без проведения аудита — нельзя уволить человека за то, что он занимал другую политическую позицию. Реально управлять регионом хоть какими-либо способами нужно здесь и сейчас, отсюда и возникло чисто бюрократическое решение, что если не хочет работать гражданин вице-губернатор, то приходится подбирать из его замов того, кто честно соглашается полтора месяца посидеть в своем кресле в расчете на то, что если он хорошо будет плавать, то его оставят в команде.

— Расскажите ваши впечатления о назначенных вице-губернаторах?

— Первый назначенный вице-губернатор, об этом уже шла речь, Николай Георгиевич Ермолов, реальный начальник штаба Михаила Сергеевича. Не хочу человеку льстить, но это реально тот, с кем не пропадешь. Хорошего качества отставной военный с двумя высшими образованиями, который работал в мэрии Краснодара. При том, что потом мэрия находилась в состоянии тотальной войны с аппаратом губернатора. При Ткачеве уже как главе краевой администрации ему непрерывно звонили по телефону и говорили: «Да брось ты эту сомнительную кампанию, иди к нам, мы тебе вице-губернаторскую должность дадим». Он фактически сейчас занимается кадрами и налаживанием некоего внутреннего порядка во всем этом безумном хаосе. Фигура вторая: Поминов Александр Сергеевич. Это тот человек, который фактически меня привез в край на эту кампанию, раньше одна из ближайших к Лапшину фигур в руководстве Аграрной партии, сейчас его активный противник. Нанес решающий укол Сурикову, организовав то, что мы назвали политической спецоперацией (Харитонов), прошедшую после того, как мы выдернули единственную идейную опору (левых) из-под администрации в том виде, в котором она существовала. Опять же человек, сыгравший огромную роль в том, чтобы кампания в конце концов на финише была хоть как-то профинансирована. В тот момент, когда мы просто стояли голые и босые, вынуждены были воевать штыками и саблями, потому что ни патронов, ни снарядов чисто физически не смогли раздобыть. Он у нас будет представителем в Москве, он действительно сильный, энергичный, нормальный «лоббист».

Наконец, третья и последняя фигура, которая сейчас не доназначена, но это практически решенный вопрос, то есть не доназначен по одной простой элементарной причине: Чертов категорически отказывается уйти, поэтому физически нет свободного места первого вице-губернатора, а предполагается назначить этого человека именно первым. Вот сегодня была проведена операция по разделению сиамских близнецов — был же еще один первый вице-губернатор по сельскохозяйственной части, но теперь отделили вице-губернатора по сельскому хозяйству от первого и насколько я понимаю, бумаги начали свое прохождение. Это Борматов Василий Владимирович, о нем опять же некая речь была, предприниматель из Новосибирска, сейчас он реально оказывается специалистом по всем текущим и оперативным вопросам. То есть фактические функции Чертова сейчас переходят к Борматову, причем все остальные отраслевики на уровне того решения, которое сегодня принципиально было принято, будут назначаться только из числа бывшего аппарата администрации.

Честно признаюсь вот еще в чем: вокруг Михаила Сергеевича бродит огромное количество чудаков с инициативами, каждый из них обещает осчастливить край в ту самую секунду, когда он станет вице-губернатором. И вот в этих условиях никакого нормального решения, кроме как любому из них дать статус бесшабашного советника и некоторого рода контролера, для того, чтобы потом в процессе некоторой конкуренции программ и некоего контроля за тем, как действуют исполняющие обязанности можно было принять в отношении них взвешенные решения. Потому что возможно, что некоторые из этих людей не тянут на вице-губернаторов и что они могут быть хорошей главой комитета или еще какого-то подразделения, но это, что называется, по ситуации — там видно будет…


E-mail

  написать первый комментарий

добавление комментария
  • Пожалуйста, оставляйте комментарии только по теме.
  • Если был введён неверный код безопасности, то перед нажатием на кнопку 'Отправить', обновите страницу (F5), чтобы получить новый код. (И скопируйте куда-нибудь ваше сообщение на всякий случай.)
имя:
тема:
BBCode:Web AddressEmail AddressBold TextItalic TextUnderlined TextQuoteCodeOpen ListList ItemClose List
комментарий:



код:* Code
я хочу получать сообщения по е-почте, если комментарии будут поступать еще

Powered by AkoComment Tweaked Special Edition v.1.4.6
AkoComment © Copyright 2004 by Arthur Konze - www.mamboportal.com
All right reserved

 
« Пред.

Ё-п-р-с-т!

Слышь, он говорит, на Черноморском флоте, мы, говорит, на подводной лодке, и командир заснёт, а мы, грит, с ребятами погружаимси-погружаимси и... тихо низом-низом-низом и-и-и к девкам — во Владивосток!

страница в Фейсбуке

 


Яндекс.Метрика

 

наша почта


 
Логин:
Пароль:

(что это)