главная биография друзья видео музей ➚ события храм фестиваль ➚ фонд гостиная
Судьбы России на рубеже тысячелетий
• Михаил Валентинович Малютин   
15.04.2009 г.
Оглавление
Судьбы России на рубеже тысячелетий
страница 2
страница 3

Вопреки мифам о «всеобщей информационной запрограммированности», определенные степени свободы выбора и у правителей, и у претендентов на роль интеллектуальной элиты (и контрэлиты), и у населения страны, получившей в СССР массовое высшее образование, все еще есть. Главными «ограничителями» на путях любого мало-мальски позитивного развития России является не «дух доллара и информационная судьба США» (до колебаний цен на нефтегаз и металлы включительно), а сохраняющееся полное отсутствие национального субъекта государственной политики; сама по себе верхушка госбюрократии не может быть им по определению как показал опыт последних столетий. К тому же за последнее десятилетие наше царство-государство сильно «съежилось», и далеко не только по причинам «беловежского характера» (кстати, нерушимость тех границ а не только пресловутых «итогов приватизации» Путин признал абсолютно по собственной инициативе!): нынешняя «разруха в головах» пострашнее падения производства страны наполовину и жизненного уровня населения как минимум на треть.

Если отдельные «всенародно избранные» по своей малограмотности все еще думают по инерции брежневских времен, что они живут если уж не в «великой державе» (как им хотелось бы), то хотя бы в большой и богатой стране, они, мягко говоря, заблуждаются. Кроме минеральных ресурсов (да и то не столько нужных «здесь и сейчас», сколько позволявших бы безнаказанно диктовать мировые цены, абсолютно исключая саму возможность глобальных нефтяных кризисов, подобных сегодняшнему) в ней ничего интересного с точки зрения мирового рынка не осталось. Народнохозяйственный комплекс в унаследованном от СССР виде «приказал долго жить»: а только он мог бы обеспечить нынешний массовый запрос населения России на социальные гарантии и стабильность необрежневского типа, который и привел наряду с чувством острого национального унижения русских режим Путина к власти.

К тому же поздний СССР был относительно устойчив только в ситуации самоизоляции: всерьез «отгородиться от мира» не получится в наступающем тысячелетии в принципе. И не только потому, что некий весьма значительный уровень открытости абсолютно необходим с точки зрения ценностных установок нынешних российских «элит» (не только информационно-финансовых, но и госбюрократических): население России по уровню «включенности в мир», возникших информационных и минимальных потребительских стандартов совершило за минувшее десятилетие некий необратимый «скачок к глобализации». Другое дело, что в итоге его резко не устраивает не только своя повседневная жизнь, но и нынешнее место России в мире: произошла своего рода «негативная революция» в сознании, когда старые стереотипы полуразрушены, но новые ценности так и не сформировались.

Разруха хозяйства производна от этой «разрухи в головах»: разумеется, какая-то часть выживших обломков промышленности СССР может продолжать работать на уцелевший внутренний спрос но за последнее десятилетие стало вполне очевидно, что после разрушения прежнего государства с его возможностями мобилизации любых ресурсов массовых «иностранных инвестиций нет и не будет» по причинам как чисто микроэкономического, так и глобально-политического характера. А с точки зрения экспорта своих ресурсов, Россия, мягко говоря, не Кувейт с Саудовской Аравией: если на затыкание дыр на потребительском рынке (особенно если снизить нелегальный вывоз капитала «в разы») его доходов при благоприятной конъюнктуре хватает, то накопить таким путем долларов на инвестиции в современные технологии не удалось даже при «дорогом Леониде Ильиче». Если не впадать в некий националистический необольшевизм, то надо исходить из перспективы, что кредиты рано или поздно придется возвращать: горький опыт последнего десятилетия доказал, что массовых иностранных инвестиций для России в ее нынешнем виде чем меньше, тем лучше «однозначно».

И государство, и элиты, и массы в любом обозримом будущем поступят с ними точно так же как и с предыдущими «волнами», благо уже есть опыт трех поколений «халявщиков»: брежневские нефтедоллары и породили в СССР как слой «элиты», которые устроили сначала Катастройку, а потом «р-радикальные р-реформы». Торговали веселились, а очнулись (в 1998 году началась «ломка» от наркотической кредитозависимости) прослезились. Глубина нынешнего кризиса страны определяется не соотношением сил на мировом рынке или бардаком во внутренней политике России: «халява» (а вместе с ней и возможности для любых массовых Чудес и добрых, и злых) кончилась на рубеже тысячелетий по обстоятельствам куда более фундаментального характера. Именно в этом пункте рассуждений моя позиция наиболее жестко расходится с разделом книги. О. Григорьеву — М. Хазину представляется, что массовый (десятки миллиардов долларов в год по минимуму как в Китае «золотых времен») «вброс в Россию» станет возможным в случае, если доллар рухнет с крахом «финансово-информационного пузыря». М. Делягин против подобного «ужастика» по причинам выбора в пользу существования нового мирового информпорядка как «меньшего зла», но на чужие инвестиции тоже надеется как на некое «хорошее Чудо»: а не то крах-распад России после 2004 года выйдет по причинам чисто техногенного порядка. По-моему же, скорее всего никаких массовых инвестиций не будет даже в случае «долларового коллапса» (для этого слишком много экономических и особенно политических препятствий долгосрочного характера, чтобы любое Чудо смогло резко переломить устойчивую конъюнктуру) и нужно их не больше, чем страна в ее нынешнем и любом обозримо-будущем виде смогла бы переварить: сколько надо просчитать по минимуму и максимуму. Относительно же техногенной, демографической, долгоплатежной и прочих «катастроф эпохи конца первого президентства В.В.П.» (относительно которых уже начал в Думе пророчески вешать даже такая «умная Маша» как «заединшик» Грызлов) пока лучше яко исходящих от власть предержащих, что и привело к написанию данной работы умолчу. Если некая государственность и субъектность к тому времени в России помаленьку образуется, то уж как-нибудь перетопчемся и без «христоСпасителей на сдельщине под процент в валюте». А на нет и суда нет, и не поможет никакое «особое совещание думаков» или там создание «департамента Угроз и Опасений». М. Делягин совершенно прав, что для любых многомиллиардных «вливаний» (в том числе и под сугубо мирные транзитно-траспортные цели) в седьмую часть суши над ее территорией необходим жесткий военно-политический контроль, исключающий всякое понятие о суверенитете в его нынешнем виде. Здесь он, правда, не оригинален. А. Янов про «веймарскую Россию» и «план Маршалла» в «варианте Макартура» очень разумно на свой лад пописывает с 1993 года; однако подобные вещи оказалось абсолютно невозможно всерьез сценарию обсуждать даже при Ельцине еще задолго до разбоя НАТО в 1999 году в Югославии. На мой взгляд, надежным барьером для подобных «виртуальных реальностей» является вовсе не «роль личности Путина в истории» (с его скромно-величественными бюрократическими иллюзиями создания «российской государственности» на базе груды обломков «совковой») и не в нынешнее массовое неприятии населением России политики Запада по отношению к себе любимым, возникшем как абсолютно адекватная реакция на безобразия последнего десятилетия.

Помимо некоторых «длинных экономических тенденций» произволу чересчур расшалившихся «виртуалов» противостоит и некая политическая инерция в верхушке нынешнего монопольного «pax Americana». Там мало что переменилось со времен самопоражения Совдепии: своего рода «идеальным миром информтехнологий», где всякая грань между виртуальным и реальным временами стиралась, была наша страна последних 15 лет, да и тут бившая протуберанцами энергия «творческо-самореализационного хаоса» иссякает на глазах, породив в итоге не новый Космос, а … вот это самое, для адекватного описания чего у меня не хватает цензурного лексикона. Я уже отмечал выше ту экономическую очевидность, что Россия с точки зрения глобальных тенденций мирового рынка интереса не представляет: причем для «новой экономики» мы еще менее интересны чем для «старой», что бы там ни воображали про себя русоязычные граждане страны Интернетии.



 
« Пред.   След. »

Ё-п-р-с-т!

Мы же с им на одной тачанке за пять лет четыре войны прошли! Значит, вот, две с немцами... одна с финнами... и одна с канадцами! На выезде.

страница в Фейсбуке

 


Яндекс.Метрика

 

наша почта


 
Логин:
Пароль:

(что это)